Мозг – «серый кардинал» на тренировках

Обучаясь танцам, повторяя движения за фитнес-тренером, оттачивая мастерство в спорте, мы порой мало задумываемся о том, как влияет состояние мозга на результат нашей деятельности, и часто склонны воспринимать себя как механизм, который обязан работать одинаково хорошо при любых обстоятельствах. 

И, конечно, нас очень расстраивает, если вдруг что-то идет не так: внезапно забывается ранее изученный элемент, не слушается тело, нарушается координация и т. д.

Интуитивно мы можем предположить, что, скорее всего, не выспались, или слишком устали, или перенервничали – и будем правы. Что же делать в этих ситуациях? Как помочь себе? И что должен знать тренер (педагог), если видит, что его клиент (ученик) «поплыл»?

Для начала – важное замечание: механистическое отношение к формированию навыков (т. е. обучение через неоднократное повторение, путем проб и ошибок) пришло к нам из классической физиологии, а это даже не прошлый, это – позапрошлый век! На самом деле, как выяснил отечественный физиолог Николай Александрович Бернштейн (1896 – 1966), повторения движений вообще не существует, хотя бы потому, что каждый раз изменяются условия для их совершения, как внутренние (например, влияет приобретенный ранее опыт выполнения движения, эмоциональный фон, обменные процессы в мозге), так и внешние (свет, звук, фактура опоры и др.) Мозг все время совершает сенсорные коррекции, в ходе которых каждое следующее повторенное движение – модификация прежнего, но не его копия.

Неклассическая физиология Н. А. Бернштейна рассматривает человека как текучую, постоянно развивающуюся систему, которая постоянно приспосабливается к изменениям в теле и вне тела. Это прекрасно объясняет, почему в течение репетиции одна и та же танцевальная связка может быть выполнена превосходно, а при следующем повторении – удручающе плохо, почему результат, который мы получаем в зале, чаще всего отличается от того, который мы получаем на соревновании или выступлении.

Безусловно, это не отменяет истинность поговорки «Повторенье – мать ученья», и совершенно не значит, что мы не должны стараться довести новые навыки до автоматизма, но такой подход к процессу обучения дает нам право относиться к себе и своим недочетам с пониманием. Наш мозг – это восхитительный и загадочный орган, который науке только предстоит изучить, но кое-что мы уже знаем, и было бы ошибкой не воспользоваться этим.

Не секрет, что мозг имеет кору и «подкорку», и сначала процесс усвоения новых навыков происходит в сознании, а уже затем уходит глубже и автоматизируется. Если «подкорка» перегружена (или новыми задачами, или не выраженными вовремя эмоциями и чувствами), процесс усвоения новых навыков идет хуже. Например, у вас был трудный и напряженный день на работе, а потом вы «принесли себя» на танцевальный урок, и тело как будто деревянное.

Упомянутый нами Бернштейн разработал концепцию «уровней построения движений», знакомство с которой может помочь как обучающимся, так и тем, кто обучает, «договориться» с мозгом в тех ситуациях, если что-то вышло из-под контроля. Для начала давайте с нею познакомимся.

Уровень А – самый древний, его еще называют уровнем «палеокинетических регуляций», и он отвечает за тонус мышц. Анатомический субстрат, который отвечает за построение движений на этом уровне, - это:

  • «красное ядро» - отвечает за удержание определенной позы, некоторые быстрые ритмические движения вроде вибрато у скрипачей или тряски у танцовщиц bellydance, некоторые непроизвольные движения (дрожь от холода, вздрагивания, постукивания зубами от страха)
  • «черная субстанция» - ее нейроны регулируют общий уровень двигательной активности, запускают эмоции при совершении движений (чувство легкости, свободы движений); здесь же содержится медиатор дофамин, который дарит нам удовольствие от движения

Что нам это дает? Очень много, ведь трудности в обучении двигательной активности могут быть как при гипер-, так и при гипотонусе. Конечно, на занятии (уроке, тренировке) мы не всегда можем повлиять на состояние отдельных мышц, но мы вполне можем изменить общее состояние обучающихся. Например, если педагог увидел, что ученик чересчур напряжен, он посоветует ему расслабиться, подышать, сделать движения, которых требует на данный момент тело; возможно, ненадолго отвлечет шуткой. Если же, наоборот, ученик слишком расслаблен, несобран, то педагог будет стимулировать его мозговую деятельность с помощью более громкого звука (хлопки, например) или более яркого освещения в зале.

Уровень В – уровень синергий, анатомическим субстратом здесь являются «бледные шары» - они отвечают за движения конечностей.

Этот уровень обеспечивает анализ информации о расположении отдельных конечностей и мышц безотносительно к конкретным условиям осуществления движения. То есть он отвечает, например, за бег вообще, на месте (как попеременную работу различных групп мышц), но не за бег на стадионе на неровной поверхности с препятствиями (для этого нужно подключение более высоких уровней построения движения). Следовательно, уровень В оторван от внешнего пространства, но очень хорошо «знает», что делается в «пространстве тела».

К собственным движениям этого уровня относятся те, которые более всего соотносятся с биомеханикой человеческого тела: потягивания, зевки, полумашинальные жесты, выразительная мимика и эмоционально окрашенные пантомимические движения.

Что нам это дает? Очень много, ведь трудности в обучении двигательной активности могут возникать из-за ощущения, что движения какие-то чужие, незнакомые, и очень часто опытные педагоги прибегают к сравнению их с привычными, бытовыми. Таким образом ученик находит в своей «подкорке» уже имеющиеся автоматизмы и «подгоняет» их под новые требования, что значительно облегчает задачу. Кроме того, во время изучения сложного движения мы очень часто делим его на несколько маленьких и простых, чтобы лучше прочувствовать, то есть спускаемся с более высокого уровня построения движения на более низкий.

Уровень С – уровень пространственного поля, его еще называют пирамидно-стриальным, поскольку его анатомическим субстратом выступают уже некоторые корковые структуры, а пирамидные пути обеспечивают проведение импульсов в процессе сознательной регуляции движений.

Движения, выполняемые на данном уровне, носят отчетливо целевой характер: они ведут откуда-то, куда-то и зачем-то. Это – все переместительные движения, в ходе которых ведется учет сигналов от зрения, слуха осязания, и происходит получение информации о внешнем пространстве.

Что нам это дает? Очень много, ведь трудности в обучении двигательной активности часто возникают не только из-за неумения ориентироваться в пространстве, но также из-за тревоги, которую может внушить новая обстановка. Наверняка вы замечали, что в знакомом зале двигаться гораздо легче и свободнее, чем на сцене, которую вы видите в первый раз (не привыкли к ее размерам, фактуре пола, уровню звука и проч.) Неспроста на тренингах по танцевально-двигательной терапии первым делом осваивают пространство, ведь главным условием самораскрытия является чувство безопасности. Таким образом, если педагог видит, что ученик «потерялся», он может предложить ему пройти по залу и познакомиться с ним, максимально подключив все органы чувств: осязание, зрение, обоняние. Особенно важен контакт с полом как с физической, так и с психологической опорой.

Уровень D – уровень предметных действий, анатомическим субстратом выступают исключительно кортикальные структуры в теменно-премоторных областях. К этому уровню относятся все орудийные действия (питье из чашки, снятие шляпы, завязывание галстука). Но это именно действия (сознательные), а не операции (автоматизированные). Например, когда ребенок учится писать буквы, это является для него действием, направляемым сознательной целью, – правильно написать букву. Но, овладев этим действием, ребенок использует написание букв как способ для написания слов и, следовательно, написание букв превращается из действия в операцию.

Что нам это дает? Очень много, ведь трудности в обучении двигательной активности с предметами (танец с платком или саблей, акробатический этюд с лентой и т. д.) возникают из-за того, что ученик пытается сразу совершить операции, пропуская уровень действий (в случае, если ученик долго отсутствовал на занятиях, и ему приходится «догонять» группу). Например, прежде чем перемещаться по залу в сложных па с платком, необходимо в совершенстве овладеть этим предметом на месте.

Уровень E – уровень интеллектуальных двигательных актов, которые определяются не предметным, а отвлеченным, вербальным смыслом. Анатомический субстрат движений данного уровня еще не вполне изучен, хотя Н. А. Бернштейн подчеркивал несомненное участие лобных долей коры головного мозга в произвольной регуляции движений.

Уровень Е определяет смысловую сторону движений и двигательный состав действия: «Что я хочу сделать?» и «Как я буду это делать?». Собственно, с этих вопросов мы и начинаем обучение, не замечая, как в организации движений участвуют нижележащие уровни.

Например, какое-либо движение из танца – это сложное движение, где уровень А будет обеспечивать тонус мышц, уровень В сделает движение слаженным и скоординированным, уровень С поможет сориентироваться во внешнем пространстве, уровень D даст возможность взаимодействовать с предметами, а уровень E снабдит движение определенным смыслом.

И еще немного про смысл. Если педагог видит, что способный ученик по непонятной причине перестал выкладываться и не показывает хороших результатов, значит, он, скорее всего, потерял смысл своей деятельности, и его нужно как следует замотивировать, так как психология и физиология связаны самым тесным образом.

«Секрет освоения движения заключается не в каких-то особых телодвижениях, а в особого рода ощущениях. Их нельзя показать, а можно только пережить», – писал сам Н. А. Бернштейн. А переживаем мы посредством чувств, за которые ответственен лимбический мозг. Именно поэтому нам (и педагогам, и ученикам) так важно приходить на занятие в хорошем и бодром настроении!

Автор Светлана Бочагова

Авторизуйтесь для комментирования